#9 Журнал РБК+Юг, 29 января
От первого лица , Краснодарский край ,  
0 

Алексей Солодов: Экспортеры Юга нуждаются в новых транспортных коридорах

Фото: пресс-служба Российского экспортного центра
Фото: пресс-служба Российского экспортного центра
Доля регионов Юга в объеме несырьевого экспорта показала рост несмотря на геополитическую ситуацию. Вице-президент Российского экспортного центра Алексей Солодов рассказал РБК Юг, как проблемы логистики решит «Север-Юг»

По данным Федеральной таможенной службы (ФТС), объем российского экспорта за январь—сентябрь 2023 года снизился на 29% — с $448,9 млрд до $316,9 млрд, а импорт увеличился на 18% — с $180,3 млрд до $213,3 млрд.

Согласно прогнозу социально-экономического развития России, представленному Минэкономразвития, по итогам прошлого года экспорт должен был снизиться с $590,8 млрд в 2022 году до $459,1 млрд.

На торговлю с азиатскими странами по итогам 9 месяцев 2023 года приходилось 70% общего товарооборота России, сообщала ФТС. Причем объем экспорта в Азию вырос на 10%, а в страны Африки — в 1,5 раза.

Вице-президент Российского экспортного центра Алексей Солодов считает, что в целом российские экспортеры и экспортеры Юга, в частности, справляются с такими внешними вызовами как санкции и постепенно начинают выходить из кризиса. Об этом и основных проблемах современной внешней торговли, таких как сложности с логистикой, он рассказал в интервью РБК Юг и Северный Кавказ.

Изменение курса

— Сложившаяся геополитическая ситуация привела к перестройке логистических путей российскими экспортерами, в том числе на Юге России. Какие тенденции вы можете отметить на текущий момент?

— В текущем году можно говорить о том, что преодолен стихийный этап переориентации российского экспорта на дружественные рынки. Смело можно утверждать, что мы не потеряли в объеме ни сырьевых, ни энергетических поставок. Совместными усилиями экспортеров, логистов, государства и институтов развития мы сумели адаптироваться к новым условиям работы.

На долю дружественных стран по итогам 9 месяцев 2023 года приходится 81% несырьевого неэнергетического экспорта России. Главными импортерами российской продукции являются Китай, Турция, Казахстан, Индия, Беларусь, Узбекистан, Египет и другие страны. У нас пошла активизация поставок в страны Ближнего Востока. Кроме того, российские поставщики проявляют высокий интерес к государствам Африки, в том числе с точки зрения реализации новых проектов, логистики.

Сейчас мы становимся свидетелями и участниками активной трансформации несырьевого неэнергетического экспорта, что находит отражение в жизни всех регионов. Что касается южных регионов России, то традиционно основу товарной структуры на отправку в другие страны составляет продукция агропромышленного комплекса.

От проблематики — к решениям

— Какие сложности, связанные с логистикой, сейчас сохраняются, и есть ли пути их решения?

— Существуют ограничения на перевозки отдельной категории грузов по Азовскому морю, что уже привело к определенному снижению перевалки грузов в этом бассейне. Недостаточная развитость портовой инфраструктуры на Каспии, в том числе для контейнерных грузов. Необходимо срочное решение вопроса по достройке иранского участка железной дороги в районе Астары. Россия сейчас активно развивает транспортные коридоры, прежде всего Восточное и Азово-Черноморское направления — МТК «Север-Юг».

Логистические маршруты в Китай, Турцию и страны Ближнего Востока практически не переставали работать. Остаются страны с низкой логистической доступностью — это страны Африки. Пока участники внешнеэкономической деятельности используют трансшипинговые схемы логистики с достаточно высокими издержками. Вопрос снижения стоимости и организации регулярных транспортных решений тесно связан с появлением новых, больших рынков и с насыщением грузовой базы. Когда будут рынки и товарный поток, этого будет достаточно для организации прямых маршрутов.

Приоритетная цель развития как отдельных логистических маршрутов, так и глобальных транспортно-логистических проектов — обеспечение наилучших инфраструктурных и административных условий. Это необходимо для транспортного сопровождения внешней торговли за счет оптимального распределения грузопотоков внутри страны, без простоев и дополнительных издержек.

В настоящее время наблюдается тенденция к снижению ставок на контейнерные перевозки на фоне общемирового снижения интенсивности спроса. В следующем году мы увидим результаты прироста мощностей как российского торгового флота, так и крупных общемировых игроков. Ежегодное повышение железнодорожных тарифов также увеличит наземную составляющую российской части мультимодальной перевозки.

Несырьевой экспорт Юга

— Как в целом можно сейчас оценить состояние российских экспортеров? Поставщики какой продукции находятся в наиболее уязвимом положении?

— Доля некоторых южных регионов в общем объеме несырьевого неэнергетического экспорта увеличилась. Например, по Ростовской области на 50,3%, в Республике Дагестан на 56%. Для донского региона характерна моноспециализация — когда больше половины экспорта сконцентрировано в одной отрасли. Прирост по этой части идет за счет группы агропромышленного комплекса.

Есть отдельные товарные позиции, по которым произошло снижение поставок. Например, машиностроение. Но это случилось по объективным причинам, когда компании переключаются на внутренние поставки в связи с возросшим спросом. В качестве исключения можно отметить Краснодарский край, где экспорт машиностроительной продукции является ярким драйвером.

Работа на перспективу

— Какие регионы Юга России оказались наиболее устойчивыми?

— Все регионы ЮФО и СКФО неплохо справляются с изменениями несмотря на то, что столкнулись с санкциями. Накопленные ранее экспортные компетенции позволяют им демонстрировать позитивную динамику в экспортных показателях: это — прирост числа компаний экспортеров, средней экспортной выручки компаний, прирост объемов несырьевых неэнергетических поставок среди компаний малого и среднего бизнеса.

К устойчивым регионам относится Республика Северная Осетия–Алания, которая достаточно уверенно держится. Вместе с тем ни в какой отдельной экспортной отрасли регион не занимает лидирующие позиции. Ее несырьевой неэнергетический экспорт составляет 140 млн долларов (за первые 9 месяцев 2023 года — прим. РБК Юг и Северный Кавказ).

Рост числа компаний-экспортеров — основа для будущего развития поставок продукции из нашей страны. Краснодарский край является одним из лидеров России по числу новых экспортеров в 2023 году.

Прирост количества экспортеров в сегменте МСП отмечается также в Карачаево-Черкесии, и это говорит о том, что бизнес в регионе демонстрирует интерес к экспортной повестке. Здесь есть уникальный природный объект и бренд — курорт «Архыз», что тоже является драйвером для компаний региона.

— Как изменилось число экспортеров в МСП за последний год и какой объем поддержки предоставил Российский экспортный центр для южных и кавказских компаний? На что она была направлена?

— На сегодняшний день на Юге доля получателей господдержки МСП составляет 58% от общего количества получивших поддержку предприятий в Южном федеральном округе. В прошлом году их количество составляло 51%. Также вырос объем полученной поддержки МСП с 7 до 16%. Компании ЮФО пользуются почти всеми мерами из нашего портфеля. Это компенсация затрат на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы — прим. РБК ТВ Юг), участие в выставках, частичная компенсация затрат на перевозку, сертификацию и так далее. Например, в Дагестане число предприятий МСП увеличилось в 2 раза в текущем году, в Астраханской области — более чем в 2 раза.

Дальнейший фокус, скорее всего, будет на экспорте продукции АПК, новых товарных группах в промышленности. Основная задача, которую предстоит решить экспортному бизнесу регионов ЮФО — это нахождение новых рынков сбыта, что уже частично происходит. Можно выделить три направления, требующих определенного внимания со стороны региональных систем поддержки экспорта. Первое — это системная помощь начинающим экспортерам в различных аспектах, в том числе в поиске потенциальных покупателей. Второе — внимание к экспорту товаров тех отраслей, которые уже демонстрируют положительную динамику. Третье — поддержка традиционных отраслей экспортной специализации в переориентации потоков на новые рынки сбыта.

Эти и другие материалы читайте в следующем номере журнала РБК+Юг

От первого лица Петушенко: создание дороги от М-4 «Дон» до Сочи – приоритетный проект Юга
Материалы выпуска
Инструменты Юг в иллюминаторе: главные научные тренды ЮФО и СКФО 2023г.
Инструменты Звездный час: как здравницы ЮФО и СКФО реализуют потенциал в реабилитации
От первого лица «Строительство остается одной из ключевых сфер экономики Кубани»
Рыночный расклад Время местных брендов: как на Юге развиваются локальные торговые марки
От первого лица Руслан Воруков: рынок жилья на Юге ждет рост
От первого лица Алексей Солодов: Экспортеры Юга нуждаются в новых транспортных коридорах
От первого лица Петушенко: создание дороги от М-4 «Дон» до Сочи – приоритетный проект Юга
Рыночный расклад Вкус больших перемен: сеть «Кекс» расширяет географию присутствия
Инструменты Третий выпуск спецпроекта «Территория стильных»: в ритме «Абрау-Дюрсо»
От первого лица Андрей Федяев: «На первом месте всегда безопасность экипажа»
Рыночный расклад Скрытый потенциал: как развивается логистика на Юге
Инструменты Фоторепортаж: от космоса — к регионам Юга и Северного Кавказа
От первого лица «Поступающие обращения становятся основой для федеральных законопроектов»
От первого лица Лариса Тутова: на Дону школы и детсады строятся в соответствии с графиком
Практика «Русская Ривьера» и «Рост-Амстердам»: как изменились бренды Юга за век
Содержание
Закрыть